Юмор — страница 9

 

 

* * *

Честно заработанный кувшин Мадеры

На остров Мадейру мы приплыли после многочасового шторма, зеленые, уставшие, но тем не менее счастливые.
Путешествие было просто грандиозным, как и огромный белоснежный корабль с двумя бассейнами, ресторанами, барами и казино. В котором мы и просиживали значительную часть ночи, проигрывая сэкономленные перед поездкой гроши в Блэк Джэк.
Нас встречало солнечное, тихое утро. После непогоды в море, казалось ничего больше и не хочется. Кроме как сидеть на верхней палубе и пить горячий вкусный кофе, разглядывая красоты фантастического острова.
Но пришлось тащиться на экскурсию.
До сих пор не пойму, зачем нас возили так далеко? Мы всё ехали и ехали. Пробравшись по узким дорогам высоко в горы и посетив Национальный заповедник, сумка для фотоаппарата через плечо, опять вернулись в живописные долины. Сильно уставшие от дороги и трескотни экскурсовода, наконец, добрались до небольшого винного заводика.
Вся округа была усыпана аккуратными рядами виноградников. Процесс изготовления вин нам не показали, сразу пригласили в дегустационный погребок.
Выложенный крупным камнем, прелестный, прохладный храм старинных и новых бутылок, нас встречал не только вином, но и закуской. Центральное место занимала гордость острова – «благородная» мадера. Ее наливали, чуть дыша, буквально несколько капель. Предлагаемая закуска была овощной – национальное блюдо (типа нашей баклажанной икры), яркого оранжевого цвета. Не знаю, сочеталось ли это по вкусу с мадерой, но португальцам виднее.
Весь погреб был забит несметным количеством вина. С пола до потолка на ровных, массивного дерева полках, лежали бутылки из темного стекла.
Народ бодро пробовал все что ни попадя, гремя посудой и резво обсуждая, что нужно будет купить.

Как вдруг погас свет (ночной шторм подпортил высоковольтную линию в этой части острова)… Не было видно совершенно ничего, абсолютная темнота, вперемежку с громкими возгласами, неясными звуками и шорохами.
Буквально через несколько минут свет дали.
Ну, что сказать? Конечно, были выпиты все штук двадцать открытых бутылок.
Вылизаны тарелки с закуской. Даже видно было чем – усы некоторых мужчин поменяли цвет.
Но самое интересное нас ждало впереди. Когда довольная толпа туристов, закупив некоторое количество вина, побрела к выходу, от нее отделился симпатичный добрый молодец. И кликнул переводчицу. Подведя её к хозяину заведения, жестом фокусника вытащил откуда-то из пакета заплесневелую бутылку.
У бедного португальца глаза вылезли на лоб. Оказывается бутылка эта с последней полки. Очень дорогущее, какое-то особенное, столетней давности вино! И как парень до нее добрался? Вот ведь способности у человека!
Извини, говорит, брат, по привычке получилось! На тебе сто долларей, не держи зла!
Представляете? У туристов челюсти поотвалились, никто никуда не идет, стоят этот цирк наблюдают.
Хозяин бутылку чуть не целует. Денег, конечно, не взял, кому-то что-то крикнул. Принесли огромный,стеклянный кувшин, запечатанный помимо пробки красной смолой. По бокам виноградная лоза выдавлена. И булькает в нем благородное вино мадера, янтарного цвета!
Ну, все просто прослезились, еще раз выпили, побратались и отправились на корабль.
Не знаю как другие, а я за вещами, после этого случая, все путешествие пристально следила!

* * *

Виноградные шалости

Я не любитель вина. Но я любитель всяких винных экспериментов, причем с детства. Так случилось, что мы с братом все лето обычно проводили у деда в Крыму. А там же виноградники – повсюду. И естественно мы всегда были свидетелями изготовления домашнего вина.
И вот как-то мы решили сами попробовать сделать вино – а что ж, взрослым можно, а нам нет?
Сказано – сделано. Чтобы процесс пошел быстрее, положили бутыль на крышу. Мы же не дураки, физику учим – на солнце брожение идет быстрее. Никто не заметил, к счастью.
И валялась наша бутыль там, наверное, неделю. И тут пришел праздник – деду семьдесят пять лет. Собрались все соседи, друзья-ветераны, народу съехалось – огого. Все так пафосно, так официально, так празднично. Мы пытались развлечься как могли. Сначала тихонько просунули виноградные лозы через рукава повешенных пиджаков – чтобы потом сказать «а оно само проросло». Но веселье шло, пиджаки были никому не нужны, и нашу идею не оценили.
Затем добавили в оливье виноград. Но мама покричала, и все.
И тут наступил наш самый настоящий звездный час. В тот момент, когда какой-то заслуженный, весь в орденах усатый дед, решил толкнуть получасовую речь, раздалось «ба-бах!». И как говорится «небеса разверзлись», шифер взлетел над летней кухней, и с потолка потекла наша винная брага. Что тут началось! Народ подхватывался с мест, и хватая свои вещи, все стали выбегать из помещения. А тут как раз вступили в игру наши пиджаки. Мужчины хватали их, и в суматохе не понимали, почему они так трудно отрываются от вешалки, а если и отрываются, за ними тащатся длинные виноградные лозы.
Нагорело нам после праздника, конечно здорово. Дед орал так, что у меня волосы от крика развевались. И мы честно пообещали, что больше так не будем. И обещание выполнили – зачем же повторять старое, если в голове еще масса других идей?

* * *

Вино «Царь Мойдодыр» или женские ассоциации в винной теме

Как-то ехали с друзьями в Крым. Супруга одного из друзей и говорит: пробовала вино когда-то крымское, которое только в Крыму делается… Сладкое, вкусное, а название ассоциируется с «Царь Мойдодыр». Найдите, купите, мол – вкусное очень.

Я как коренной крымчанин и человек с претензиями на понимание в вине призадумался: «Царь Мойдодыр» — понятное дело, что такого вина быть не может, но что может ассоциироваться с подобным названием?

Массандра? Какие там «царские» названия есть? Мойдодыр… Мадера? Мускат? Мускатель? Мерло? И что значит «только в Крыму такое делается» — звучит как неправильное понимание «винных вопросов» женщиной.

Спросили на заводе «Массандра» — не могут сориентировать. Были на «Инкермане» — тоже ничего не могут посоветовать. В «Тавриде» узнавали – никаких версий. У местных совхозных виноделен спрашивали, у виноделов домашних – никто сказать не может. И даже уточнение, что «вино было белое» ближе к ответу не подводит.

Набрали вина на все вкусы в итоге, чуть ли не всех видов – весь багажник забит. Едем назад, до Киева километров 300 остается. И звонит благоверная друга – она вино вспомнила: «Царица Феодора»!

А теперь – готовьтесь, женская логика винной ассоциации: «Царица Феодора» у мадам ассоциировалось каким-то образом со сказкой «Федорине горе», «Федорино горе» ей в садике читали вместе с «Мойдодыром». Вот так память с логикой слепили нам «подсказку». Но! «Царицу Феодору» делают только в Крыму и вправду: разливает вино завод «Таврида», при этом только один виноградник для него используется…

В Крым возвращаться никто не стал: у нас-то все равно вина – целый багажник. Но женская логика в винной теме убила!

* * *

Взрывоопасность вина в канистре

В студенческом общежитии жил у нас паренек из Бессарабии, молдаванин. В статусе «иностранного студента» и за 300 долларов «спасибо» он жил в комнате сам. Я тогда первый раз в жизни видел, чтобы вино передавали В КАНИСТРАХ, в которых обычно бензин возят. Держался паренек особняком и особо гостей к себе не любил пускать, так что «на вино» в ту комнату походы устраивать не удавалось.

И вот как-то делал у нас обход пожарник – искал обогреватели (запрещенные в общежитии как создающие опасную нагрузку на электросеть), ловил курильщиков на кухне и отмечал иные «нарушения», на которых и строится маленький бизнес всех пожарников. Вышел он из нашей комнаты (к его приходу обогреватель упаковывался в картонную коробу и за веревку привязывался к крюку за окном), пошел еще куда-то – и вдруг слышим его полукрик где-то на блоке. Выскакиваем проверить – а там инспектор у нашего молдаванина канистры увидел и решил, что в них бензин.

Молдаванин оправдывается, что все в безопасности, в емкостях – вино… А инспектор тоже ушлый попался и говорит: в вине спирт, это тоже взрывоопасно. Мы почуяли интригу и пристроились рядом как зрители. Дискуссия – цирк: один пытается «под дурака» рассказать, что «в вине много спирта, это факт», другой откупаться не собирается и на словах объясняет, что спирт в домашнее вино в Молдавии вообще нельзя добавлять. Мы плавно встряем в спор за обе стороны сразу. И именно нам пришлось сделать главное предложение: да давайте сейчас попробуем просто немного и все поймем!

Молдаванин решил, что предложенные «немного» — это «чуть-чуть» на полпробки – и согласился. Все, клиент был наш!

Мы кидались друг на друга с «яростными спорами», спорили с инспектором (он был не против) – со стороны все смотрелось крайне искренне, без подвоха. Мы подливали себе с фразой «Ну вот, ну неужели не ощущаете, что…» — и спорили, спорили, спорили. Когда молдаванин «задергался», что полканистры сейчас не будет, мы налили и ему – он расслабился, а мы поняли: канистрой не отделается.

В итоге инспектор, еле держась на ногах, «согласился» с нашими убеждениями, что «в принципе взорваться от нагревания емкости с винными парами не должны». Пообещал «изучить вопрос» — и поплелся на выход. Молдаванин наш оказался слабый, несмотря на «национальную подготовку» (да и поили его мастерски), поэтому мы его тело уложили спать. Ну а канистры, конечно, трогать не стали: слили в пустые банки и бутылки вина немного (сколько вместилось) – и зачем нам эти канистры?

С тех пор я изменил мнение о пожарных проверках – они полезны. А вот ушлый молдаванин на следующий визит инспектора выставил ему 5 л вина, лишь бы не было новых споров.

* * *

Винная война

Вот как все было…

Юг Франции, средина 19-го столетия. В этом месте и в это время произошла одна необычная история.

Два соседа-землевладельца, Ренуар и Журне, имели небольшие виноградники, с плодов которых они делали неплохое вино и угощали им друг друга. За дружественной беседой каждый, шутя, хвалил свое вино и критиковал напиток соседа. Со временем этот шуточный спор плавно превратился в настоящий, а друзья-соседи стали заклятыми соперниками – чье вино ароматнее, насыщеннее, вкусней.

С этого момента и Журне и Ренуар стали заниматься виноделием основательно. Они покупали новые сорта винограда, лучшие винные бочки, приглашали к себе лучших виноделов из Франции и из соседней Испании.

К слову, предмет спора стал широко известен и их соседям, что не давало спорщикам никакой возможности уступить друг другу. Дело стало даже доходить до того, что соотечественники д’Артаньяна стали применять и неджентльменские приемы, такие как шпионский подкуп виноделов друг у друга с целью порчи вина и самих виноградников.

Такая «винная война» стоила больших денег и привела к тому, что хозяйства Журне и Ренуара стали постепенно приходить в упадок. Спорщики, кроме виноделия, почти перестали заниматься в своих имениях овцеводством, производством сыра, разведением племенного скота.

В один из урожайных годов Журне сам себя убедил, что ему удалось сделать лучшее вино, о чем он и не задержался оповестить широкую округу. К этому времени Ренуар уже стал старым и почти отошел от дел. Его заменил Ренуар-сын, который имел слабые познания в виноделии, но зато он несколько лет прожил в Париже и имел некоторое представление о рекламе.

Собственно финал этой истории.

Ренуар-сын скупил через подставных лиц новое вино соперника. После заказал в одной мастерской точно такие же этикетки на бутылки, что и были наклеенными Журне, но с одной лишь разницей. В оригинале было начертано «Дом Журне. Лучшее французское вино», а стало «Дом Журне. Лучшее французское вино после вин Ренуара». И такие бутылки Ренуар продал в таверны и другие питейные заведения округи по цене самого дешевого пойла.

Именно с тех пор, говорят, Журне и вернулся к своим овцам, а с виноделием покончил навсегда.

* * *

Перейти к странице 10 >

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *