Юмор — страница 7

 

 

* * *

Максимум три

На самой окраине, очень небольшого городка, не существующего на карте, расположен очень небольшой ресторан. Заходит в очередной прекрасный вечерок, в этот самое заведение его завсегдатай, располагается за столиком, и просит принести:
— Мне вина, пожалуйста, как обычно.
Официант предлагает попробовать новый фирменный коктейль, который называется «Максимум три».
— Что же это такое? — спрашивает завсегдатай.
Официант гордо и любезно объясняет:
— Это наш собственный рецепт! Мы наливаем в кастрюлю несколько рюмок белого вина – максимум три, затем добавляет парочку рюмок игристого шампанского – максимум три, и в самом конце приготовления коктейля добавляем несколько рюмочек красного крепленого вина – максимум три. Слегка помешивая, подогреваем! Приносим коктейль Вам, Вы его выпиваете, медленными глотками, делая их – максимум три. Мы предлагаем оплатить счет, пока клиент еще в состоянии, Вы все оплачиваете, и пытаетесь уйти домой делая медленные, и уже совсем не уверенные шаги – тоже максимум три.

* * *

Немцы шутят о вине:

Два дегустатора пьют вино. Один говорит другому:
− Прост!
− Мы дискутируем или пьем? − уточняет второй.

Идет профессиональная дегустация вин, но один из участников выходит в коридор и ложится на скамейку. Коллеги обеспокоены и спрашивают: нуждается ли он в помощи. Лежащий отвечает:
— Я слышал, что вино следует хранить в горизонтальном положении, это я сейчас и практикую!

Известный винный эксперт приехал во Францию. Репортер спрашивает:
− Что Вам нравится больше, вино или секс?
− Хм − эксперт задумался: − Бургундское или бордо?

* * *

Молоток для французского шампанского

Наш дружный женский коллектив готовился к встрече Нового года. Стол уже был накрыт, когда примчалась после официальных визитов наша начальница и с порога сообщила, что сегодня мы будем пробовать настоящее французское шампанское.

С шампанским у меня получалось лучше других, поэтому бутылка перекочевала ко мне. Со знанием дела я открутила металлическую проволочку, отпуская пробку, но она не проявила даже эффекта малейшего шевеления.
Пробка, кончено, на этой бутылке впечатляла, не какая-нибудь пластмассовая, а настоящая, с красиво закругленным верхом. Я покачала пробку туда-сюда — она сидела в бутылке, как вкопанная.

Удивленная, я потрясла бутылку, надеясь, что взбудораженные газы ее вытолкнут – ан, нет, никакого результата.
Кто-то подал идею — протолкнуть пробку в бутылку. Ничтоже сумняшеся, я отпилила ножом круглый набалдашник и, взяв отвертку и молоток, стала забивать пробку внутрь.

Шла тридцатая минута нашей борьбы с шампанским… Где-то я уже стала понимать, что французские газы необычайно стойкие, они не выталкивают пробку наружу, но и не дают протолкнуть ее вовнутрь. На шестидесятой минуте мне удалось проколупать в пробке дырочку.

Напиток, сочащийся через проторенный для него вход, не впечатлял: ни пузырьков, ни пены не наблюдалось. Вкус… впрочем, вы уже понимаете, что о вкусе лучше не говорить…

Конечно, можно было бы сразу понять, что если пробка в шампанском не поддается, то лучше с ним расстаться, но настоящие блондинки всегда доходят до сути!

* * *

Студенческое вино

Эта история случилась со мной еще в студенческие годы. Учился я в то время в медучилище на первом курсе. Спиртные напитки нам еще не продавали, да и денег особо не было. А как хотелось вкусить аромат прекрасного вина! Тогда, давясь слюной, мы, товарищи по комнате, решили сами приготовить изысканный напиток. На дворе была ранняя осень, и на столе лежали сочные грозди спелого винограда. Рецепт нашей компании оказался незамысловатым: виноград размяли в кастрюле, добавили туда немного сахара и дрожжей, а затем эту смесь отправили в пластиковые бутылки и разбавили водой. После этого плотно закрутили сосуды пробками, хорошенько взболтали и спрятали в шкаф.

Прошло некоторое время, и мы решили попробовать свое кулинарное творение, тем более, что был какой-то праздник. Достали из шкафа слегка раздутую бутылку и начали открывать ее. И тут — о ужас! — раздался взрыв и из емкости, как из огнетушителя, вырвался фонтан шипящей массы, обливая все вокруг…
Итог несостоявшейся дегустации оказался плачевным: пришлось белить в комнате потолки и переклеивать обои. А дабы избежать еще больших неприятностей, остальные «снаряды» мы осторожно погрузили в сумку и закопали в лесу.
Вот, оказывается, как трудна и опасна профессия виноделов и сомелье.

P.S. Так называемое вино, а по факту брагу, мы все-таки потом научились делать безопасно, одевая на бутылку медицинскую перчатку. Но первый опыт мне не забыть никогда.

* * *

 

Сухой закон

Много лет назад, когда при власти были еще не побитые демократами коммунисты, я работала в редакции одной известной московской газеты. Надо сказать, тогда все московские газеты были известные. Они считались центральными. И родная партия, заставляла трудящихся читать их, обязывая подписываться на издание в принудительном порядке. Так что тираж у нашей нагрузочной газеты был не маленький – миллионов пять.

Редакция располагалась в самом центре столицы. В одном очень старом, дореволюционной постройке доме. Когда приходилось бегать по этажам, коридорный пол, покрытый дешевым линолеумом, прямо проваливался под ногами от ветхости.
И тем не менее редакция была великолепна! Ее стены когда-то встречали величайшие имена литераторов России. Я была молода, восторжена, верила в светлое будущее и гордилась причастностью к столь знаменитому месту.

Тут как-то вдруг, заботящаяся о народном здоровье, партия наша, ненаглядная, объявила борьбу с пьянством. Приказали ловить в обеденные перерывы прогульщиков и запретили спиртное вообще. Виноградники порубили. Вина не купить было нигде. А надо сказать, все мы, как народ творческий, любили заложить за воротник и поразглагольствовать о поиске смысла в жизни.

Что делать? Выпить нечего. Раньше в нашем буфете свободно легкие вина продавались. А теперь только яйца, вареные в крутую под майонезом и чай.
Загрустил редакционный люд. В затылках чешут, особенно начиная с обеда. А уж беседы творческие, вообще в тупик зашли. Никакого вдохновения.

Между тем, вахтер наш Мирон Степаныч открыл торговлю красным домашним вином. По спекулятивным ценам, разумеется.
Живописная личность был Мирон Степаныч. Из молдавской деревни приехал. Так по лимиту, сначала лифтером, потом вахтером и прижился. Голова, человек. Все время чем-то приторговывал. Точно теперь где-нибудь олигархом от работы отдыхает.
Брат у него проводником на поезде Москва-Кишинев, чуть ли не начальником состава трудился. Вот они с Миронычем и организовали успешную продажу вина, которое их родственники в деревне молдавской делали.

Спасибо Мирон Степанычу с братцем, можно сказать, спасли редакцию от творческого умирания.

Рейдов по борьбе с пьянством мы, по самоуверенности своей, как-то не ждали. За что и поплатились.
Однажды, уже в конце рабочего дня нагрянули и к нам народные комсомольцы-дружинники. Ой, что они обнаружили!
Воздух в здании благоухал Мирониным молдавским домашним! По всем кружкам-чашкам был разлит стимулятор творческого процесса. Некоторые подогревали его кипятильником, превращая в глинтвейн – дело было зимой.
Мы упирались до последнего, объясняя товарищам, что это… вишневый чай. Не поверили. Похватали самых молодых.
Составили протокол. И долго допрашивали, откуда отрава?
В это время Мирон Степаныч на проходной похудел килограммов на пять.
Но никто Мирона Степаныча не выдал.
Потом собрание редакции, с осуждением злостных пьяниц. И обязательное посещение тридцатидневного(!) курса лекций «Пьянству бой. Трезвость – норма жизни».
Мироныч, в благодарность что не сдали, на вино тридцатипроцентную скидку устроил. Старики очень довольны были.
А молодежь редакционная на лекции ходила, тут уж не до вина. Я лично так на этих лекциях замучилась, что до сих пор не пью.

Прислала А.К.

* * *

Опасность отработки на виноградниках. Из жизни

Было дело еще в 90-ых годах века уже прошлого. Я заканчивал 9 класс, а в школе пошел слух, что повезут нас летом в совхоз или колхоз на «отработку», коей мы обычно занимались в самой школе. Северный Крым, провинциальный городок вдали от моря – все располагало к желанию куда-то попасть подальше, посмотреть интересное.
Среди вариантов нам сразу назвали основные: на рисовые чеки или на виноградники. Естественно, на виноградник захотелось больше всего. Дома поднял тему с отцом, на что он с серьезным видом ответил:
— Виноградники? Опасное дело… Мы студентами на местных виноградниках работали…
Я немного напрягся: отцу интеллигентность не перебивала интриги бурной молодости и ситуации порой бывали очень уж беспокойные. Но отец про них говорил спокойно, а здесь – «опасность». И где? На виноградниках… И вот отец меня и просветил.
На виноградниках он был в родном мне степному Крыму (не только на юге побережья такие имеются). Место было райским: сельская молодежь, не пугающаяся работы, получала массу свободного времени на природе, а самодельное крымское вино, которое делалось по ну очень упрощенной процедуре здесь же рядом, порой просто стояло в ведерках: бери кружку, набирай…
Что такое подобное вино? На вкус – почти компот, в котором градуса вроде бы и нет вовсе. Но в голову бьет другими свойствами. Бьет быстро, быстро и отпускает, как правило.
И вот, веселясь и не думая о плохом, вся находящаяся на отработках компания обнаруживает на месте своего «базирования в виноградниках» труп одного из своих. Из носа и рта кровь бежит, вокруг головы все этой же кровью залито. Шок, смятение, противоречивые мысли – и гонец отправлен в село за милицией, пока остальные пытались хотя бы понять, что, чего да как.
— Пока милицию звали, пока пытались сообразить, кто и за что мог такое сделать, мертвец наш зашевелился, — рассказывал в это время отец. – Это потом мы поняли, что Витька (он же мертвец) дорвался до ведра с вином. И именно вино за кровь и приняли.
— А чего ж тогда вино у него со рта и носа текло? – вначале по неопытности спросил я и ту же осекся, поняв нелепость вопроса.
— Эх, вот и говорю я – опасно там, — вздохнул отец. – Мы-то поздоровее вас были, подготовленнее. Куда вас к ведрам с вином? Лучше на рисовых чеках поработайте, вам вообще работать полезно…
В итоге мы так никуда и не поехали, а ведь хотелось проверить себя на столь опасной работе на крымских виноградниках. И потом, штукатуря на отработке фасады школьных стен и выгребая мусор из баков за школьным туалетом, я с неизвестными даже себе самому подробностями будоражил мозг одноклассников рассказами, как лихо мы сейчас должны были работать в тени листьев винограда и в окружении бочек с вином

* * *

Немцы шутят о вине:

На дегустации:
− Как развивается вино у Вас в бокале?
− Плохо, оно заканчивается!

Фрау Майер приходит к виноторговцу:
− Какое вино Вы можете порекомендовать на десятилетний юбилей свадьбы?
− Это зависит от того, хотите ли Вы отпраздновать или забыть…

− Истина в вине!
− Да-да! Ложь находится на этикетке…

* * *

 Перейти к странице 8 >

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *