Любительская «ампелография»

 

 

Форма МадемВижу, вопрос о наименованиях сортов и гибридных форм винограда вызывает нешуточный интерес. Сужу об этом по откликам на мою статью о тиражировании ошибок (НД №43-2007). А точнее, не столько о наименованиях, сколько о любительских «хороводах» вокруг этого.

Например, Халапурдин пишет, что виноградник любителя должен быть более «демократичным», чем ампелографическая коллекция НИИ. Что значит «демократичным»? Что каждый может творить с названиями сортов винограда то, что ему заблагорассудится? Или что на винограднике позволено жить не только сортам с безупречной родословной? Я так понял, что имеется в виду именно последнее.

Но ведь такого права не оспаривает никто! Даже на ампелографических коллекциях НИИ виноградарства (в России и Молдове) растёт немало сортов неизвестного происхождения.

Это и упоминавшийся автором Шахтёр, и очень достойный сорт Вестфризия, и много других. Если у кого-то растёт Гигант белый – пусть растёт на здоровье! Но давайте будем тогда до конца честными – и при распрострнении этого сорта честно указывать и его происхождение, и характеристики. А то сразу вспоминаются страницы бессмертного романа Ярослава Гашека, на которых Швейк рассказывал о своём «бизнесе» по торговле «породистыми» псами…

Меня упрекали в незнании таких «шедевров», как Аркадии ранняя и розовая, Кеша мускатный, розовый, обоеполый…

Я прекрасно осведомлен и об этих гибридных формах, знаю и виноградарей, начавших их распространение. И писал я не об этом – а всего лишь о том, что нужно быть максимально честным в описании сортов и, тем более, в их наименовании.

Так называемая Аркадия розовая, или Тип Хаджибей (которая, кстати, и на моём винограднике растёт), насколько мне известно, по происхождению не имеет ничего общего со знаменитой Аркадией, и вряд ли – с её родителями Молдовой и Кардиналом. Да и что общего имеет с ней, крупноягодной столовой формой, известный технический сорт Хаджибей [Виллар Блан х Овидиопольский]? Уверен – ничего. Если кто-то имеет другую информацию – буду за неё очень благодарен.

И если В.Н. Крайнов, по его словам, использует в селекции Талисман (Кешу-1), то про использование им Аркадии и получение на её основе «ранних», «мускатных» или «улучшенных» детей нет никаких официальных данных. Да и сам Виктор Николаевич не указывает родителей своих форм, и уходит от ответа на прямой вопрос об этом – в чём могли убедиться участники встречи с ним в Киеве 17 ноября этого года. Почему – тайна, покрытая мраком.

Другой частный виноградарь-селекционер, В.В. Загорулько, напротив, процесс получения своих форм не держит за семью замками и обязательно указывает родительские пары в их описаниях. Как и принято в общемировой практике. Даже если посмотрим на селекционные центры США и Европы, то там в описаниях всех новых сортов, в т.ч. запатентованных в последние годы и со строго контролируемым распространением, обязательно указывается родительская пара, а то и полная (при оформлении патента) родословная сорта.

К чему я всё это пишу? К тому, что звание Виноградаря в основе своей подразумевает бережное отношение к генофонду этого удивительного растения, а не его засорение искусственной путаницей с выдумыванием синонимов. Не придумыванием названия понравившемуся сорту с неизвестным происхождением, случайно оказавшемуся на винограднике, либо красивого имени номерной гибридной форме. И тем более недопустимо переименование старых сортов ради получения сиюминутной коммерческой выгоды.

А искать подтверждения или опровержения чему-либо нужно не в каталогах виноградарей-любителей, даже таких «гуру украинской ампелографии» как Воронюк, Калугин, Соколов или Алексеенко, а в официальных материалах селекционных учреждений, ампелографических справочниках, как печатных так и электронных, отечественных и зарубежных. Иначе нас ждёт неразбериха и путаница.

2007-2012 гг.

 

Назад на страницу Размножение винограда >

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *